Европейский Сталинград: без пафоса и пропаганды
Posted by Viktoria on 7th Июль 2016
| 21 views

Мало какой выходец из Советского союза не знает про Сталинградскую битву, годовщина которой наступит через неделю 17 июля. Эта битва считается крупнейшей сухопутной в истории человечества. В Европе — есть свой Сталинград, здесь перелом в войне ознаменовала высадка союзников в Нормандии — крупнейшая десантная операция в истории войн.

Побывав в Нормандии, на местах боевой славы европейцев, понимаешь, насколько разнятся подходы в восприятии тех событий в Европе и России.

На просторах бывшего Советского Союза — победа во Второй Мировой Войне, или как пишут в школьных учебниках Великой Отечественной, стала основой для многолетней пропаганды, на которой строили свои политические карьеры (избирательные кампании), оправдывали геополитические решения и внутренние законы. В Европе — с этим гораздо проще. Здесь в период избирательных кампаний на экранах телевизоров не крутят ролики о «наших дедах», которые победили, а школьные оркестры не исполняют «День победы» на всех праздниках, где это уместно и не очень.

IMG_20160619_142631

Но в Европе есть свой уголок, куда люди тихо приезжают, чтобы вспомнить о войне. D-day — стал для европейцев своим Сталинградом. Оттуда для них началась победа. Напомним, 5 июня 1944 года около 150 тысяч солдат армий США, Великобритании, Канады и их союзников высадились на побережье Нормандии, чтобы дать отпор немецким захватчикам. С этого момента, как считается, началось освобождение Западной Европы.

И хоть историки сходятся на том, что в момент высадки союзников 4 июня 1944 года, исход войны был уже решен, все-таки отпор советских войск стал решающим — именно Нормандия стала для многих «землей свободы».

У НАС И У НИХ

Военные памятники Нормандии простираются вдоль всего побережья, повсюду можно заметить морские  сооружения, которые там стоят еще со времен войны.

IMG_20160619_115815

В некоторых селах и городах находятся различные музеи посвященные войне, повсюду можно найти смотровые площадки, откуда простирается вид на легендарные пляжи: «Омаха», «Джуно», «Голд»  где высаживались союзные войска. В  сувенирных магазинах продают символичные футболки, чашки и прочую атрибутику. Отличительная особенность Нормандии — на улицах сел и городов висят флаги не только Франции, но также США, Британии и Канады. Символично, особенно учитывая традиционную нелюбовь французов к Америке. Всего во время военной операции погибло около 10 тысяч солдат союзных войск, некоторые даже не смогли выйти на сушу из-за сопротивления высадке немцев.

IMG_20160619_123917

Повсюду в населенных пунктах побережья Нормандии можно услышать, типичную американскую, британскую, канадскую речь. «Наш дед погиб здесь. Мы приезжаем сюда каждый год к его могиле» — рассказывает американец Нилс.

По всей территории военной операции рассыпаны военные кладбища. Одно из самых посещаемых — американское. Огромное по территории — оно скорее напоминает парк, если бы не большое количество белых надгробий. Большинство в виде крестов, но время от времени можно увидеть и в виде звезды Давида — в память о погибших в военной операции иудеях.  На некоторых надгробиях надпись «Known but to God» (известен, но Богу) — так чтят солдат, чьи личности так и не удалось установить.

IMG_20160619_133813

IMG_20160619_134949

На надгробиях видим и украинские фамилии. Около 40 тысяч украинских иммигрантов в США приняли участие в операции по высадке союзников — цифры приводят историки. На этом кладбище нет военного пафоса, большинство людей ходят тихо, некоторые найдя могилы родственников, кладут возле них цветы.

IMG_20160619_133508

IMG_20160619_132957

Встречаю на кладбище бельгийского студента Питера, изучающего историю. Он рассказывает о том, что с этого места Европа начала активное сопротивление.  «Но все-таки, это факт, что Советские войска в большей степени оказали сопротивление Гитлеру» — возражаю я Питеру. «Это правда, но они Европу освободили, а потом сразу же и оккупировали, захватили Польшу, страны Прибалтики и часть Германии. Там установили режим, который не давал этим странам развиваться. А в Европе в это время была демократия. И мы видим, как живет Европа и те, кто были под советской властью» — отрезает он.

Но Питер — исключение, в силу научных интересов, он отвечает на подобные вопросы. Для большинства же пришедших — это место не имеет никакого отношения к политике, и тем более к пропаганде, на которой вырастили не одно советское (и постсоветское) поколение.