Почему миллениалы покидают Украину?
Posted by Marta on 24th Февраль 2018
| 270 views

Кто такие миллениалы? Поколение миллениалов, то есть рожденных в 1980-х и 1990-х, – ровесники независимости и евроинтеграции Украины. Это поколение людей с новыми ценностями, для которых уважение и социальная ответственность являются ключевым импульсом поведения. Они готовы к pro bono годами делать полезные для общества вещи, иногда в ущерб собственным интересам. С другой стороны, они не будут делать то, что им неинтересно, и работать там, где ценятся не труд, а связи. Например, украинские выпускники университетов западных стран или топовых вузов Украины лучше не пойдут работать вообще, чем будут работать в учреждениях, где процветает кумовство и практикуются взятки. Почувствовав вкус самоуважения и гордости за ум и полученные знания, вкус жизни, где ценность человека базируется на его достижениях, очень трудно возвращаться к реальности страны, где даже диплом можно купить за деньги.

Одной из показательных сфер, в которых можно видеть разочарование молодежи в надеждах на европеизацию и некоррумпированную возможность собственного социального роста, является наука. В то время когда Украина не может предложить талантливому ученому ничего, кроме низкой зарплаты и отсутствия условий для исследований, западные страны уже организовали программы стипендий, которые «вылавливают» самых талантливых выпускников для последипломного обучения, а затем дают возможность для мировой академической или технической карьеры, обеспечивающей высокий уровень жизни. Поэтому украинские студенты все чаще подают документы в западные вузы и после обучения пытаются найти работу в соответствующей стране.

Почему молодежь покидает страну? При опросе молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет оказалось, что для 72% из них основной мотивацией выезда за границу является зарплата, при этом собственно деньги для них не повод. Судя по общей характеристики миллениалов, можно сделать вывод, что им просто комфортнее жить в тех странах, где не практикуются подкуп и кумовство, где собственные заслуги, оставаясь в правовом поле, означают для них бонус для высшего стандарта жизни.

Кроме прагматической «лучшей жизни», украинская миллениалы стремятся быть услышанными. Известно, что в мире в результате естественного «конфликта поколений» молодежь (дети) сопротивляется старшему поколению (родителям). А в Украине такое сопротивление с недавних пор характеризуется еще и «культурным столкновением»: молодежь сопротивлется советской ментальности, которой присущи сексизм, потребность иметь самому и насаждать другим гипертрофированное чувство вины и навязывание собственных ценностей другому человеку вместо принятия его свободы.

Откуда оно взялось, это сопротивляющееся поколение украинцев? Поколение, которое вместо того чтобы «строить Украину», разъехалось по миру? Очевидно, что появилось оно из-за несбывшихся надежд на жизнь «как в Европе».

Посмотрим, как это происходило исторически. В начале 1980-х и 1990-х, после распада Советского Союза, все, что принадлежало УССР, начали приватизировать те, кто находился ближе к определенным лидерам советской власти, потому что владели «инсайдерской» информацией. Тогда совместную собственность некоторые из них купили за копейки и «за ночь» стали миллионерами. Впоследствии за счет своего богатства они легитимизировали себя как власть, обеспечили своих ставленников в правительстве и парламенте и «приручили» СМИ. Эта новая власть все же хотела заслужить признание мира. Возможно, ей это нужно было для того, чтобы в иностранных банках свободно держать деньги, а возможно, она действительно хотела сделать Украину современным европейским государством… Скорее всего, меркантильные интересы и высокие стремления просто соединились в единый клубок амбиций и действий.

Какой бы ни была причина, путь на «европеизацию» был проложен: в 1994-м Украина избавилась от ядерного оружия, в 1995-м стала членом Совета Европы, а затем обязалась уважать права человека. И наконец, в 1998 году президент подписал указ об одобрении Стратегии европейской интеграции Украины. На практике ни тогдашний президент Леонид Кучма, ни его окружение этой интеграции не хотели, потому что могли закрепиться у власти только при отсутствии давления и контроля Европы за уровнем коррупции в Украине. Десяток лет у власти оставались «свои» из окружения первых президентов Украины и новоиспеченных олигархов.

Досадным, впрочем, естественным является то, что к концу 1990-х нового поколения независимой Украины, не отмеченного «(анти)коммунистическим прошлым» – ни в парламенте, ни в правительстве не было. Не было, и быть не могло, потому что это поколение было детьми и подростками.

Итак, европейская интеграция была провозглашена, но по факту ее не было. В результате появились две параллельные реальности – реальность власти, никогда и не планировавшей по-настоящему вводить европейские стандарты, и реальность постсоветского поколения, которое в процессе взросления училось думать по-европейски, обучалось в Европе, путешествовало, перенимало западные ценности через культуру и саморазвитие.

Такие образовательные программы, как TEMPUS и ERASMUS Европейского Союза, такие конференции, как европейский форум Alpbach, и стипендии таких институтов, как DAAD, масштабно помогли формированию нового «европейского» менталитета украинского студента. Такая интеграция происходила благодаря открытости западного образования для украинских студентов, хотя определенные усилия со стороны украинской власти также имели место. Так, отечественные университеты начали переходить на Болонскую систему, которая облегчает процесс академического обмена кадрами. Украинская власть выбрала европейскую интеграцию в сфере образования, поскольку так она могла наглядно показать «реальность европеизации» без немедленной демократизации органов управления. Иными словами, изменения в сфере образования не угрожали богатству представителей власти.

Однако столкновение двух реальностей – старой системы и нового (требовательного) поколения – вылилось в «оранжевую» революцию 2004 года.

Так же досадным, но естественным является то, что эта революция не удалась с точки зрения очистки власти и ее перехода к новому поколению украинцев. Потому что то новое поколение – студенты и недавние выпускники – было не готово к тому, чтобы взять управление в свои руки , поскольку не имело ни опыта, ни уверенности, ни гнева.

Но уже через 10 лет (Евромайдан, и им – по 30) гнева хватило, и некоторым представителям украинских «миллениалов» удалось попасть в аппарат управления государством. Есть примеры, когда бывшие активисты стали депутатами Верховной Рады, чиновниками министерств и даже заместителями министров. Наконец время позволило им вмешаться в построенную олигархами систему.

Представители активной части такой молодежи в Украине, которые не являются депутатами или чиновниками, пытаются участвовать в работе государства, создавая такие эффективные институты гражданского общества, как «Реанимационный пакет реформ», «Стопфейк», Украинский кризисный медиа центр, «Донбасс SОS», «Теплый город» и другие, предлагая нужные проекты для повышения сознания граждан. Кроме того, долгожданная евроинтеграция наконец по-настоящему начала осуществляться: вступил в силу Договор об ассоциации, а в Европу можно ехать без виз – чтобы вернуться.

Так чего же опять не хватает той молодежи, которая едет и не возвращается? Основным мотивом является осознание того, что европейская интеграция состоялась лишь символически и выборочно. Надежды на евроинтеграцию «умирали» так долго и болезненно, что оказалось проще от них избавиться. «Проще» самому переехать в Европу и заново выстраивать свою идентичность, социальную позицию и круг единомышленников, чем «построить» Европу в Украине.

Личные интересы политикума как в 1990-х, в 2000-х, так и в 2018-м ставят непреодолимые препятствия на пути к настоящей евроинтеграции. А это способствует политической апатии молодежи. 65% опрошенных ровесников независимости Украины (рожденные в начале 1990-х) не интересуются ни общеукраинской, ни локальной политикой. Причины этого – недоверие к политикам и, главное, невозможность повлиять на ситуацию.

Между представителями власти и гражданами растет пропасть непонимания, когда первые вообще не представляют реальной жизни человека, зарплата которого составляет 100–230 евро, а вторые возмущены и переполнены ненавистью к чиновникам, которых они видят на роскошных курортах на фото в Instagram. Власть не понимает возмущения населения, которое в свою очередь не понимает скупости власти. Эта ситуация делает невозможными изменения и развитие.

Да и как можно интересоваться политикой или пытаться повлиять на нее, если в обществе существует ограничение на свободную критику? Когда тех, кто откровенно говорит об усилении коррупции, власть называет врагами, а представителей гражданского общества (читай – активистов) – «предателями»?

Такое «автоматическое клеймо предателя» на тех, кто имеет другое мнение, является посягательством на свободу критического мышления. Но критическое мышление необходимо для демократического общества. Клеймо за критическое замечание по отношению к власти, политическим движениям или системам деморализует и деактивизирует граждан, которые хотят сделать свой вклад в построение новой Украины. Не у всех хватает силы «стоять до конца» и гнева, «чтобы прорывать баррикады». Революция не может быть новым образом жизни, ведь цель революции – создание импульса для устойчивого развития, чтобы можно было вернуться к счастливой повседневности.

Несмотря на это, даже «украинское гражданское общество» учит и контролирует (молодого) человека и его государственную позицию вместо того, чтобы контролировать власть. Авторитарные методы управления в отношении к критически мыслящим людям делают невозможным само управление. Попытки поднять «боевой» дух молодежи с помощью, например, националистической идеи вообще являются контрпродуктивными. Миллениалам не присуща насаждаемая старшим поколением обида на другие нации за историческую несправедливость и на Европу за непонимание права украинца на чувство обиды.

От сверстников евроинтеграции требуют выбрать – или они на стороне истории или на стороне права. Возможно, это будет открытием для многих из нас, но само право (по крайней мере права человека), а не история взаимных обид является критерием истины для нового поколения украинцев. Ум, а не эмоции являются для них источником справедливости.

Конструктивная атмосфера для построения евроинтегрованной Украины – это атмосфера, где правда и справедливость не размениваются на давление, связи и деньги, где право не меняется ежедневно в зависимости от воли олигарха, где мнение является приоритетом в образовании, а уважение к другой точке зрения, другому человеку и другой нации –- основой воспитания. Последние два элемента являются источником изменения поведения в обществе, которого может достичь каждый украинец, если каждый свой поступок будет совершать сознательно, спрашивая себя: не причиню ли я вред сейчас своему будущему в правовом государстве? Своим идеалам? Своему ребенку?

Поколение миллениалов – глобально ориентированное и парадоксальное. Оно интересуется другими государствами, нациями, людьми или не интересуется ими вообще. Оно чувствует одинаковую боль от трагедии сирийского ребенка или украинского или не чувствует боли вообще. Ему невозможно навязать свои мутировавшие ценности, а попытка заставить вызывает сопротивление и, среди прочего, побуждает их покинуть пределы своей родины.

Марта Барандий и Анастасия Арефьева

Источник