ЕС, НАТО и Россия: кто жертва, а кто агрессор? Взгляд из Британии
Posted by Viktoria on 26th Июль 2017
| 91 views

В русскоязычной среде часто говорят, что западные институты (в данном случае Европейский Союз и НАТО) стремятся  подорвать российские «сферы влияния» в Восточной Европе и делают это агрессивно. Сначала в Грузии, потом в Украине этот аргумент (среди прочих) был использован в качестве оправдания наступления России на территории этих стран. Но утверждение о том, что Европа является агрессором, неискренен и затрагивает более широкий спектр европейско-российских отношений.

Европейские государства не стремятся к агрессии или эскалации конфликта где бы то ни было. Фактически, чтобы из избежать были созданы транснациональные организации, такие как НАТО. Критика, выдвинутая к НАТО и другим европейским институтам, заключается в том, что они стремятся посягнуть на российские «сферы влияния» — это постсоветские страны, которые окружают Россию. Некоторые из бывших советских государств до сих пор являются членами Содружества Независимых Государств (СНГ), который действует как символическая торгово-экономическая  ассоциация. Кроме того, ряд этих государств, например, Беларусь, по-прежнему сильно привязаны к России, даже в рамках СНГ.

Стремление России влиять на близлежащие государства берет свои начала еще со времен Петра
Великого и русской преимущественно плоской географии. Страх перед вторжением исторические укоренился в российскую психику, а контроль над соседней территорией — служит якобы защитой.

Кроме того, нынешнюю российскую администрацию возглавляет президент Владимир Путин, который говорит, что потеря СССР была «самой большой геополитической трагедией его жизни».  Это является ключом к пониманию текущей российской внешней политики. Однако, несмотря на очевидное историческое и географическое обоснование российского реваншизма, оно действует вопреки геополитическим реалиям 2017 года, где европейские государства не желают новой холодной войны.

Вместо этого они ищут сотрудничества по вопросам, выходящим за рамки политических споров: например, изменение климата и Сирия, при этом не посягая на право на  независимое существование независимых государств в рамках СНГ.

Хотя, действительно, польская внешняя политика строится на поддержании независимости других государств СНГ, а британская, французская и немецкая внешняя политика поддерживает процветающую Украину, свободную от конфликта. Это привело к большему вовлечению НАТО в конфликт и санкции  в отношении России. Не из-за агрессии или злости, а скорее из соображений отстаивания национального суверенитета и уважения международного права. Кроме того, как европейское сообщество, так и Россия находятся в процессе восстановления своей роли в новой многополярной среде, в которой сейчас функционируют международные отношения. По сравнению с 30 годами ранее у Европы сейчас другие приоритеты  и они еще будут трансформироваться, но большая часть этой трансформации не будет вписываться в представления России.

Двоякий характер, который присущ европейско-российским отношениям (противостояние и интерес), отвлекает от восстановления отношений, которые снизились качественно до уровня, которого не было со времен«холодной войны». Оба субъекта стремятся защитить свои ретроспективные интересы, поскольку это характер государственной власти, однако это не означает, что Европа является агрессором в отношении России, как там пытаются это представить.

Чтобы добиться улучшений в рамках российско-европейских отношений, необходимо укреплять диалог и понимание, сохраняя при этом текущий баланс сил. Поддержание добрых отношений с Россией всегда было не простым делом. Это предусматривает баланс в ключевых сферах интересов, эксперименты, а главное — стремление к сотрудничеству.

Как сложно добиться и поддерживать хорошие отношения с Россией мы увидели на примере конфликта в Украине, который стал краеугольным камнем. И хотя, улучшить отношения Европы с Россией не будет означать решение украинского конфликта — это может предотвратить повторение подобных конфликтов или усиление существующего.

Камерон Гибсон, Великобритания