Новый крымский русский в Европе
Posted by Viktoria on 27th Ноябрь 2016
| 14 views

Для людей, живущих в Европе, Крым — как terra incognita. После аннексии мы практически ничего не знаем о жизни на полуострове. В украинских СМИ пишут о преследованиях крымских татар и активистов, массовых арестах и отсутствии туристов. По версии российских СМИ — все гораздо лучше.

Увы, самой попасть в Крым «посмотреть» в прошлом году у меня не вышло, хотя очень интересно. Но мне «повезло»: на днях ко мне в гости в Антверпен заехал настоящий крымчанин. Один из тех, кто под влиянием пропаганды «голосовал» на референдуме. Несмотря на то, что мне то и дело, хотелось вступать в спор, я решила просто послушать, чтобы понять, мотивы крымчан, таких как Сергей Александрович.

Сергею Александровичу под семьдесят, он приехал к своей дочери, которая живет в самом центре Амстердама и совершенно не разделяет политические взгляды отца. Примечательно, что приехал — по украинскому загранпаспорту, где стоит пятилетняя шенгенская виза. Как известно Евросоюз ввел санкции против Крыма, крымчанам, поменявшим гражданство визы в Европу не выдают. «Крымчанам же сейчас визы не дают — жалуется пенсионер — вот, эта виза закончится и я не смогу больше ездить. Разве, что киевскую прописку сделаю и новый паспорт получу».

Большую часть сознательной жизни крымский пенсионер провел в Саках, курортный город на полуострове. Туда приехал с российского Кавказа в 20-летнем возрасте. В Крыму дослужился до директора школы, а значит человек с достаточно высоким уровнем интеллекта.

«Ну, и как сейчас там жизнь на полуострове» — задаю первый вопрос. «Хорошо, не поверите. Все, что вас там показывают по телевизору (а я ваши новости по спутнику смотрю). . Туристов у нас сейчас море. Еще первый год после отделения были проблемы, а сейчас машин куча. Правда, машины в основном не иностранные, а наши «Нивы» и «Жигули». Свобода слова у нас на высоте. Это я в Киев приезжаю — боюсь слово лишнее сказать, чтобы не побили. А у нас говори, что угодно — люди только могут пальцем у виска покрутить и просто слушать перестанут» — говорит пенсионер.

И добавляет: «И пенсию всем подняли».

— И насколько?

— Я теперь 10 000 почти (!) получаю.

— Так рублей же!

— Так тысяч же больше.

— Так тысяча рублей — это 13 евро, а тысяча гривен — почти 35.

— Так все равно в рублях тысяч больше…

Новость о том, что Крым стал райским островом застает меня врасплох.

«А как же аресты крымских татар?» — как мне кажется, это доказанные факты. Но нет! «Это все ерунда и провокации. У нас крымские татары в парламенте заседают. То тех, кто преступления хотел совершать — сажают. Но так и надо — они же преступники»

Мы решили прогуляться по Антверпену. Сергей Александрович фотографирует все встречающиеся ему по пути памятники. По улице идут двое геев. «У вас в Крыму так свободно представители сексуальных меньшинств не ходят?» — задаю вопрос. «Да, у нас их нет! Это у вас в Европе моду такую придумали»… В ответ молчу. Доказывать доказанные факты кажется мне бессмысленным.

Меняю тему: «А вы на улицу красных фонарей в Амстердаме ходили?». Ответ получаю уклончивый: «Так у нас там повсюду красные фонари в Амстердаме!». От дочери узнаю, что Сергей Александрович туда ходил посмотреть, просто стесняется признаться. И правда: «в Советском Союзе секса нет».

На местном базаре пытаемся накормить пенсионера устрицами. Он отказывается, предпочитая ход-дог.

«В Украину назад — как можно туда хотеть?! Если ваши неонацисты нам электричество отключают. Женщины с детьми, больные в больницах без света и тепла сидели! Как после такого можно к вам вернуться?» — задается вопросами пенсионер.

«А что Путин в Украине людей убивает?» — задаю логичный вопрос. «Путин там никого не убивает. Они сами хотят отделиться, а им не дают. Вот и проблемы. Я Путина не идеализирую, у него много недостатков. Но факт остается фактом: он просто умнее всех. Посмотрите, как он Европой и Америкой крутит — настоящий лидер».  На этом наш разговор о политике заходит в тупик.

«А как же люди? У них родственники в Украине, в Европе, как у вас?» — спрашиваю пенсионера. Оказывается, здесь все не так уж гладко. «Да, это правда, у нас много девушек хотят в Европу, замуж выйти, а сейчас — никак. Только через Украину нужно визы получать. А к нам сейчас иностранцы не ездят. Боятся. Только россиян много и донецких-луганских» — говорит он.

Вечером пенсионер прикладывается к бельгийскому пиву, и признается, что очень хотел бы жить в Европе. Но из-за возраста получить вид на жительство здесь ему уже практически не возможно.